+38 (063) 727 79 14   (Life)

+38 (067) 968 84 99   (Kyivstar)

+38 (067) 747 88 36   (Kyivstar)

+38 (066) 113 01 88   (МТС, Vodafone)

 

Дрессировочный центр Феникс Статьи Захватить террориста и освободить заложника

Захватить террориста и освободить заложника

Захватить террориста и освободить заложника

«Газета по-киевски» узнала, чему обучают собак в СБУ

Главные задачи этих собак  – помогать штурмовой группе при освобождении заложников, задерживать убегающих террористов на пересеченной местности (например, в лесу), и находить взрывчатые вещества, спрятанные в грунте или транспорте. Когда я наблюдала, как работают собаки, в голове неотвязно вертелись мысли: «Это как же надо выдрессировать животное, чтобы оно, без поводка, в тяжелом бронежилете, выполняло такие трюки? И как собака отличает бандита от заложника?»

В поисках взрывчатки

Все эти вопросы мы задали Алексею Бордунову, руководителю дрессировочного центра «Феникс», кинологи которого помогают готовить поисково-штурмовых собак, и Спартаку (фамилию по его просьбе не указываем), сотруднику кинологической группы Центра спецопераций «А» Службы безопасности Украины.

Слава Богу, в Украине терроризма нет. Однако когда и где возникнет неординарная ситуация, предсказать не может никто.
Учитывая опыт других стран, украинские специалисты-кинологи ЦСО «А» разработали специальную программу подготовки собак – «Антитеррор». Две собаки уже успешно сдали экзамен.

– Собаки-антитеррористы проходят обучение по двум направлениям, – объясняет Бордунов. – Первое – это поисковая минорозыскная программа, второе – штурм и физический захват. Главное, чтобы психика у собаки была устойчивой и не подвела в решающий момент. При этом собака должна обладать молниеносной реакцией, потому что потерянные секунды – это человеческие жизни.

Для эксперимента мы спрятали взрывчатку в одной из машин. Собака нашла ее довольно быстро, но не залаяла, поскольку от лая могла сработать детонация, а осторожно легла рядом. Алексей говорит, что находят взрывчатку, даже заложенную в двигатель.

Террористы повержены и обезврежены

–  Для обучения мы отобрали щенков немецкой овчарки в возрасте 3–4 месяцев, – рассказывает Спартак. – Сначала молодые собаки адаптируются, получают определенную физическую нагрузку. Специальная дрессировка начинается с 10–12 месяцев. Затем собака и ее проводник сдают экзамен. Поскольку человек и собака действуют совместно, то для лучшего взаимопонимания животных отправляют жить домой к офицерам-кинологам.

Что такое «действуют совместно» – я видела воочию. Спецназовцы в тяжелом снаряжении гнались за бандитами по лесу, но догнать «легких» террористов не могли. Тогда проводники пустили собак, и «немцы» догнали убегающих за считанные минуты, повалили на землю и не давали пошевелиться, пока не подбежали штурмовики.

А пока группа захвата (около десяти человек) подкрадывалась к зданию, где условные террористы удерживали условных заложников, пес полз рядом с проводником (без поводка!), по команде молниеносно влетал в здание через окно и бросался на «бандита».

– Но ведь в реальной жизни им еще работать не приходилось? – спрашиваем у Алексея.

– По штурму – нет, но по поиску они работают постоянно. А если подразделение «А» обеспечивает безопасность мероприятия с участием первых лиц государства, то приезжают и кинологи с собаками. Проводят осмотр здания и местности, затем дежурят в машине.

– Для работы в СБУ кинологи обучают собак специальным упражнениям, – продолжает Бордунов. –  Предположим, в здании, где террористы удерживают заложников, есть открытая дверь. Но штурмовики подойти не могут – из окон ведется обстрел. Скорость, с которой собака преодолеет расстояние до двери, намного выше той, с которой добежит спецназовец в снаряжении. И собаки идут на штурм первыми, отвлекая внимание бандитов на себя. Кроме того, не каждый человек психологически выдержит, когда его атакует огромный зверь. Поэтому основная задача собак – обезвредить террористов.

Как отличить заложника?

– А как собака отличает их от заложников?

– Террористы, как правило, передвигаются, тогда как заложники – неподвижны, бандиты – возбуждены, заложники – в подавленном состоянии. Конечно, собака рискует жизнью, но попасть в движущуееся животное очень сложно, реакция у нее – молниеносная. Кстати, наши собаки не реагируют на огонь, звуки выстрелов, взрывов, а также на посторонние раздражители – кошек, других собак.

Для убедительности продемонстрировали ситуацию: двух девушек-заложниц вывели из машины, поставили «лицом на капот», показывая тем самым, что они живы (иначе с бандитами никакие переговоры не велись бы). В какой-то момент переговоров группа захвата бросилась на бандитов, а задачей собак было не дать им сбежать. По условиям, одного из террористов «сняли» снайперы, а второй, раненый, хотел прорваться к машине – но собака не позволила.

Больше всего внимания подготовке поисково-штурмовых собак уделяется в странах, уже столкнувшихся с проблемой терроризма.

В Израиле широко используют бельгийских овчарок, началась аналогичная работа и в России. Правда, израильские спецслужбы не готовили, а покупали собак в Словакии (там многолетняя школа кинологии), и стоят такие собаки десятки тысяч евро. Собачек, которых нам показали, подготовили у нас. Правда, молодняк закупается в том же Израиле. На свой ведомственный питомник нет денег.

И все же они есть – собаки-антитеррористы, готовые по приказу идти в бой с бандитами, чтобы сберечь наши жизни.

Автор: Инна ГРИГОРЬЕВА
Постоянный адрес статьи : "Газета по-киевски"
 

Все статьи